Шри Чинмой

Жалобные слезы и парящие улыбки жизни

Когда Бога призвали в свидетели

Однажды вор был замечен в краже ценностей в одном доме. Трое членов семьи стали свидетелями воровства. Вор похитил ценности и бросился бежать, а члены семьи погнались за ним. К несчастью, вор бежал так быстро, что они не могли поймать его. Поскольку его узнали, дело передали в деревенский суд. Перед деревенским судьей было много дел, но представший перед ним вор совсем не был испуган. Напротив, он выглядел очень уверенным.

— Ты обвиняешься в воровстве, — сказал ему судья. — Что ты украл?

— Где доказательства? — сказал вор. — У меня ничего нет.

Вор тщательно спрятал у себя украденное, и никто не смог ничего найти. Вор продолжал:

— Они лгут. Я и близко не был у их дома.

— Ты говоришь, что они лгут, — сказал судья. — А я говорю тебе, что если мы найдем у тебя украденное добро, ты отправишься за решетку на десять лет.

— Но у меня дома маленькие дети. Они совсем юные. Если я пойду за решетку, кто о них позаботится? — спросил вор.

— Если ты хочешь позаботиться о них, пойди и принеси все, что украл, — сказал судья.

— Нет, я ничего не крал, — ответил категорически человек.

— Ты ничего не крал? Ты утверждаешь, что эти трое лгут? — спросил судья.

— Ваша честь, три человека говорят, что видели, как я воровал. Со слов троих вы готовы посадить меня за решетку? Это смешно! — сказал человек судье. — Я легко приведу сто свидетелей, которые скажут, что никогда не видели, чтобы я воровал.

— Что будем делать? — спросил судья троих истцов.

— Ваша честь, как могли сто человек находиться в нашем доме в ту ночь, чтобы видеть его воровство? Это просто невозможно, — сказали они.

— Нет, им не нужно было находиться в доме, — сказал человек. — Вы говорите, что я убежал с награбленным, и вы погнались за мной. Отчего же никто не видел меня на улице убегающим? Я могу привести сотню человек, которые скажут, что не видели меня убегающим. Если ваш рассказ правдив, хотя бы один человек должен был видеть меня убегающим.

Человек так убежденно говорил в свою защиту, что судья не мог принять решение по этому делу. Судья чувствовал себя несчастным. Он сказал трем истцам:

— Мне так жаль. В одном отношении он прав. Никто не видел, как он убегал из вашего дома. Поэтому я не могу решить, виновен он или невиновен.

Затем судья продолжил:

— Вор бросает вам вызов — найти украденное имущество. Если вам это удастся, я непременно его накажу. Но он говорит, что не брал его. Вы трое — свидетели преступления, но он может привести сто свидетелей, которые скажут, что не видели, как он воровал. Что делать мне? Давайте молиться Богу, и Бог даст нам просветление. Если Бог лично явится сюда, Он укажет, где, на самом деле, вор хранит украденное.

Поскольку Бог не явился в суд лично, дело было отклонено. Сам Бог определенно был главным Свидетелем, но как Он мог явиться?